Защитить леса от пожаров поможет спецназ

510
4 минуты
Защитить леса от пожаров поможет спецназ
Понятие «меры экстренного реагирования на лесные пожары» закрепили в Лесном кодексе в июле этого года. Оно подразумевает привлечение федеральных сил и средств для помощи регионам в тушении возгораний. Федеральное агентство лесного хозяйства предложили наделить полномочиями устанавливать эти меры. Такой проект правительственного постановления, разработанный Минприроды, проходит сейчас общественное обсуждение. Согласно документу, ведомство сможет координировать работу летчиков, десантников, пожарных Авиалесоохраны, или, как их называют, лесного спецназа, — специалистов, профессионально обученных для тушения самых сложных возгораний. Кроме того, у Рослесхоза есть предварительная договоренность с Минфином об увеличении финансирования в 2024—2026 годах. Дополнительно будет выделено по 700 миллионов рублей. Какие новые возможности появятся у ведомства и сократятся ли площади горящих территорий, рассказал руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Советников.

Сотрудники — в приоритете
— Иван Васильевич, для чего Рослесхозу необходимо дополнительное финансирование?
— У нас четыре приоритетных направления. Первое — новые сотрудники. Продолжим набор специалистов пожарно-химических станций, наземной службы мониторинга, десантников-пожарных. Не будем забывать, что последним необходимо оборудование, экипировка, парашюты, — все это деньги. Второе направление — наращивание системы авиамониторинга. Третье — развитие системы наземного мониторинга. И четвертое — противопожарные мероприятия: подготовка техники, пропаганда среди населения, устройство рекреационных зон для отдыхающих, подготовка противопожарных полос.
Отмечу, что увеличивать субсидии нам начали два года назад. Тогда в бюджет ведомства на борьбу с пожарами дополнительно поступило 8,2 миллиарда рублей. И работу в этих четырех направлениях мы уже активно ведем.
— Какие это дало результаты?
— Нам удалось сократить площадь лесных пожаров почти в два раза. Если раньше в среднем ежегодно горело 7,8 миллиона гектаров леса, то в прошлом году эта цифра снизилась до 3,3 миллиона, в этом она равна 4,3 миллиона гектаров. Сейчас конец пожароопасного сезона, основные пожары прогорели, поэтому эта цифра уже сильно не изменится.
— А с чем связно, что в этом году горело больше территорий?
— Во-первых, раньше начались массовые пожары. Обычно это происходит в апреле, в этом году загорелись уже в марте. Во-вторых, было аномальное количество гроз. В-третьих, большое количество пожаров пришлось на отдаленные, труднодоступные территории.
Цифры от года к году могут колебаться в одну или другую сторону. Короткие дистанции не так важны. Но если сравнивать нынешние цифры с многолетними средними показателями, мы видим очень хороший результат.

Непроходимые леса и человеческий фактор
— Какие причины мешают свести эти цифры к нулю? Какие трудности есть с обнаружением пожаров и тушением огня?
— Обнаруживать пожары мы научились быстро. В большей части регионов России действует видеомониторинг, авиамониторинг, космический мониторинг. Камеры в автоматическом режиме выявляют пожары. А вот с реагированием могут возникать трудности.
Причин несколько. Это может быть большое количество пожаров одновременно, и тогда может не хватать техники и людей. Это может быть труднодоступность территории. Например, большой очаг — граница Хабаровского края и Якутии. Это сотни километров непроходимого леса. Нет ни дорог, ни аэропорта. Физически трудно туда добраться и потушить. И это может быть человеческий фактор. Проиллюстрировать можно примером из Еврейской автономной области. Загорелась соседняя с округом территория, пожарные из Еврейской автономной области могли ее потушить, но реагировать не стали, людей распустили. Пока приехали их коллеги, было упущено время. Здесь речь, безусловно, об ответственности руководителей.
— И как решить эти вопросы?
— Это большая комплексная работа. Нужно наращивать количество техники, строить дороги и аэропорты на отдаленных территориях, заводить туда заранее машины и оборудование. Люди нужны. Работу в этом направлении планомерно ведем.
— А как повысить ответственность руководителей?
— В этом помогут в том числе новые критерии оценки регионов по ведению лесного хозяйства. В перечне есть позиции, оценивающие эффективность борьбы с пожарами. Они были и раньше. Но теперь оценка будет вестись более умно. Регионы, схожие по площади и экономике, будем сравнивать друг с другом.

Закрепить результат
— Кстати, из новшеств: Рослесхозу предложили устанавливать порядок мер экстренного реагирования на лесные пожары. Такой проект правительственного постановления, разработанный Минприроды, опубликован на портале проектов нормативных правовых актов и проходит общественное обсуждение. Что это изменит?
— Сейчас работа построена так: если в регионах сильное возгорание и нужно максимально усилиться, вызывают, как мы его называем, лесной спецназ. Это лучшие из лучших. Люди, профессионально обученные для тушения самых сложных лесных пожаров. Привлечь их можно, заключив договор. Регионы до последнего пытаются разобраться сами, чтобы не тратиться. Резерв вызывают в последний момент, часто, когда время упущено. Теперь мы систему перестроим. Дожидаться возгораний не будем. Эти специалисты будут вести мониторинг в постоянном режиме. Будем работать на опережение. Это позволит быстрее реагировать и эффективнее справляться с огнем.
— Все это значит, что ежегодно площади лесных пожаров будут сокращаться?
— Конечно. Это наша глобальная задача. Президент поручил нам кардинально сократить площади пожаров. Кардинально — значит в два раза. Мы планомерно к этому результату идем.
— То есть если сейчас ежегодно горит 3—4 миллиона гектаров, то нужно снизить цифру до 1,5—2 миллионов?
— Пока нам нужно закрепить существующие среднегодовые цифры. Чтобы это была не удача, не везение, а крепкий результат. И дальше будем снижать цифру еще вдвое.
Источник: «Парламентская газета»
Фото: ЯСИА